manul_autist: (вечное)

Часто звучит вопрос. Ну, попробую схематично обозначить. :)

1. В катехизисе у меня написано, что я имею право пойти к исповеди и Причастию в православном храме, если у меня нет возможности пойти в католический. При условии, конечно, если меня не будут принуждать отрекаться от КЦ. Так что чисто теоретически я вполне могу посещать православные богослужения и участвовать в них. Если, конечно, найдется такой священник, который допустит меня к Чаше без глупых призывов "переходите к нам"...
2. ПЦ не признает святыми тех, кого почитаю святыми я. Даже под угрозой пистолета я не могу отказаться от св. Терезы Великой и св. Терезы Малой, от св. Жанны дАрк и св. Екатерины Сиенской, от св. Франциска, св. Игнатия Лойолы, блаж. Матери Терезы, св. Джованни Боско, св. Винсента де Поль и сотен других святых, которых не признает ПЦ и которых поливают помоями популярные миссионеры-ортодоксы. Потому что они - святые. Потому что я их люблю.
3. Чисто субъективное: я люблю простоту и глубинность латинского обряда, люблю готические соборы, люблю григорианское пение, органные хоралы, люблю слушать Слово Божье на нормальном русском языке. Это не самый главный пункт, но тем не менее важный.
4. Что касается Папы. Для меня совершенно очевиден факт, что именно Папа, епископ Римский - это Петр, олицетворение внешнего церковного единства и внутреннего согласия в любви, верности Истине и послушании иерархии. Без него вся остальная иерархия сыплется, как карточный домик. Без очевидного всем служения Петра пропадает очевидное единство. То самое единство, о котором мы говорим в Символе веры: "Верую в Единую, Святую, Кат(ф)олическую и Апостольскую Церковь".

Разумеется, границы до неба не достают. Но пока мы на земле, господа. И тут "пограничный вопрос" каждый решает так, как подсказывает ему совесть. Я решила его 25 мая 1994 года. И с тех пор уверенность в правильности того шага ни разу не поколебалась (а пережито много всего, уж поверьте...).

manul_autist: (вечное)

Все началось очень давно, в седьмом классе средней школы, на уроке истории. Read more... )

manul_autist: (Default)
Чудовищная история породила множественную дискуссию в среде верующих.

Знаете, одна из самых отвратительных для меня вещей - это "теоретики" от христианства. Умные, аж глаза слепит. Знающие все ответы на все вопросы. Благополучные до ногтей на ногах. Совершенно пуленепробиваемые в своей правильности. Они всегда готовы дать тебе правильный совет, впрочем, не слишком приближаясь. Так, издалека, чуть свысока. Сама уверенность и стабильность...
Не выношу.

Считайте меня кем угодно. Но я убеждена, что любое живое существо имеет право на самозащиту и на защиту своих близких от опасности. И это не "испорченная природа", как мне там говорили праведные христиане - это базис всего живого. И в такой ситуации, какая описана, это именно инстинкт самосохранения, инстинкт защиты жизни, а не убийство. 

Да, я бы убила гораздо раньше, чем сделала эта несчастная. И даже не стала бы париться. Не позволить совершить еще более жуткие преступления, закончив жизнь чудовища - это не убийство. Это благодеяние.
Когда опасность угрожает мне или моим близким, мне абсолютно по фигу до чьего-либо раскаянья (и его микроскопической вероятности в ситуации, описанной в заглавном постинге). Вот абсолютно по фигу. Я имею право на жизнь, сохранение своего достоинства, своего здоровья, я имею право на безопасность для себя и своих близких. И если мне угрожает опасность, я как любое живое существо имею право защищать себя теми средствами, которые имею под рукой. Это мое священное право, которое никто не может у меня отнять.

Душеспасительные разговоры о закорененых ублюдках мне не слишком интересны. Ибо они из разряда тех самых теорий и теоретиков. Мне интереснее право жертвы на защиту. Священное право всего живого быть живым и сохранять свою жизнь, здоровье и достоинство.

А достоинство никак не сочетается с тем, что ты позволяешь выродку насиловать 70-летнего деда, насиловать саму себя, бить, издеваться, унижать всех окружающих. Под тухлым предлогом "быть хорошей девочкой".
Я не хочу быть "хорошей девочкой" в такой ситуации, как эта.
Лучше я буду плохой девочкой и сяду в тюрьму, но ни одна гнида не причинит вреда моим близким. И Бог пусть будет мне Судья.

Впрочем, я не думаю, что Бог уж слишком разгневается на меня. Нет. Иисус не уничтожал первозданное право всего живого быть живым и защищать себя. И Его заповеди, и Его поведение на кресте не имеют к вышеописанному выродку ни малейшего отношения.
Естественное не отменяется сверхъестественным. И право женщины убить своего насильника или того, кто угрожает ее семье, никак не отменяется христианством.
manul_autist: (Default)
 Человек совершенно свободен делать то, что считает нужным в данный момент. В т.ч. уходить "под замок", бегать голым, кричать, молчать, плакать, улыбаться, тратить деньги или их копить. Никто не вправе указывать, что делать и когда.
 
Важно вовремя осознать главное: Богу нужны не "правильные" мальчики и девочки, которые поступают правильно, "как положено". Богу нужны мы, как мы есть. Со всем сопутствующим гарниром. С дырами, трещинами, слабостями, пылью, грязью и паразитами. С макулатурой и ветошью. Со страхами, сомнениями, эмоциями, мыслями. И т.д. и т.п.
 
И если кто и пойдет в ад, то как раз те, кто желает жить "как положено". Кто подменяет свое настоящее лицо совершенной прекрасной святейшей маской, приклеивая ее, привинчивая, приколачивая к собственному неповторимому "я". Вне зависимости от вида деятельности и образа жизни...
manul_autist: (Default)
 Неплохо было бы собрать на субботу какую-нибудь плотную молитвенную группу, ребят. Особенно из тех, кто на митинги не пойдет по разным причинам, но все равно неравнодушен к судьбам родины.

Еще монашествующих попросить подключиться. И особенно священнослужителей.
Зло изгоняется постом и молитвой.
Раньше метод работал, а сейчас поддержка "ангельского десанта" была бы очень-очень в тему.

Чтобы не пролилась кровь.
Чтобы никого не одолела злоба и безумие.
Чтобы в нашей стране восторжествовало добро, справедливость и разум.

Говорят, что СССР рухнул в т.ч. и потому, что католики всего мира по призыву блаженного Папы Иоанна-Павла 2-го просто читали розарий в этой интенции. М.б. и в этот раз как-то соединить свои жалкие духовные усилия, а? Несколько жалких усилий - это уже одно большое усилие. Из тоненьких ниточек тоже можно сплести корабельный канат...
manul_autist: (Default)
В целях преодоления пристрастности, предубеждения и ради самовоспитания, скачала себе последние альбомы группы "Алиса", включая самый последний "2012". И честно слушала всю прошлую неделю.

И вот несколько чисто субъективных ощущений, вынесенных из эксперимента.
1) Впечатление, что используются только две тональности. Обе минорные. Ритмически тоже все довольно однородно. Поэтому где-то на 5-7 песне возникает чувство монотонности.
2) Очень тяжело уловить суть слов. Их много, они сложены в абсолютно однотипные стихотворные конструкции. Используются в основном короткие существительные. Короткие строки практически везде и всегда с ударением на последний слог. В припеве последняя строка чуть ли не в каждой песне звучит после многозначительной паузы. Продраться сквозь эти однородные дебри довольно сложно.
3) Есть прекрасные, интересные находки в области аранжировок. Особенно если учитывать первые два пункта.

В целом - посредственно. Вот что хотите со мной делайте. Посредственно и всё. Однородно-монотонная невнятица в хорошей упаковке и с претензией на откровение. Обидно. Человек, когда-то написавший "Стерха", теперь штампует некий продукт, который не застревает ни в уме, ни в сердце. Неужели ему самому от этого не горько?
 
manul_autist: (Default)
Нашла хорошую метафору для экклезиологии, которую считаю правильной.
Большой симфонический оркестр.
Каждая группа инструментов - это группа епархий, какая-то поместная Церковь. Духовые, ударные, клавишные, струнные. Ну и т.д. Каждый строго на своем месте. У каждого своя партия. Без любой группы инструментов оркестр будет неполным. Да, есть различные ансамбли - и струнные ,и духовые, и клавишные. И их музыка по-своему красива. Но никакой инструментальный ансамбль не может заменить собой полноценный симфонический оркестр. 
А оркестр, в свою очередь, звучит только в одном случае: когда у оркестра есть дирижер.

В католичестве есть такой дирижер - Папа.

Протестанты говорят, что в дирижере не нуждаются и каждый может служить музыке, будучи сольным музыкантом или входя в какой-нибудь маленький ансамбль. Да, отчасти может. Но все-таки симфонию никакой ансамбль не сыграет никогда. Множество великой музыки останется навсегда недоступной...

Очень часто православные говорят, что у них тоже есть дирижер - мол, Сам Христос. Но, друзья мои, здесь есть принципиальная ошибка. Христос - это музыка, гармония. И дирижер, и каждый музыкант оркестра выполняет свой долг только ради одного: ради музыки. Ради того, чтоб родилась гармония. Оркестр существует ради музыки, это его единственный смысл. Но музыка не может дирижировать оркестром - это делает дирижер.
manul_autist: (Default)
 Вот здесь: http://ludmilapsyholog.livejournal.com/113459.html

Благодаря позитивному отзеркаливанию младенец узнает две важнейшие вещи. Первая: я существую. Я проявляю себя, я делаю и чувствую, меня видят. Вторая: и это хорошо. Мне рады, я классный, меня любят.
Если позитивного отзеркаливания в сочетании с заботой достаточно (а его достаточно, когда для матери оно легко и естественно, и она сама себя чувствует хорошей и значимой), внутри человека формируется очень прочный стержень представления о себе, как о 1) существующем, важном, "видимым" и 2) хорошем, дающим радость, правильном. На этот стержень потом будут нанизываться самые разные новые сведения о себе: что я мальчик или девочка, шалун или тихоня, беленький или темненький, старший или младший и еще много всего.
Но бывает, что стержень слабоват. <...>

Он чувствует, что там, где должна быть незыблемая теплая опора -- холод, пустота, дыра, воронка, которая засасывает в небытие. Ведь его могут отменить -- его "лучше бы не было". Это не просто страх , что накажут, это экзистенциальный ужас небытия, отмены.

Пережив такое не раз и не два, уже нельзя быть спокойным. Нельзя беззаботно оттолкнуться от теплой прочной опоры сзади и побежать исследовать мир. Нельзя встречать разные сведения о себе -- хороше и плохие -- с открытым интересом и искренним чувством, собирая свой неповторимый "букет". Нет-нет-нет, отныне нужно бдить. Нужно защищать то, что осталось от стержня, избегать любых новых ударов. А то вдруг он не выдержит?


То, что я чувствую,именно так и называется: "Меня отменили". Мне нет места среди людей. Мир существует не для меня. Ничто вообще вокруг не существует для меня и ради меня. В мир мне нет доступа. Нет права голоса, нет права на существование. Это именно небытие. Плотный кокон тьмы, сквозь который не проникает почти ничего. Ни я изнутри, ни кто-либо снаружи. Я не живу - я наблюдаю за тем, как живут другие. Как приговоренный к смерти смотрит сквозь прутья решетки на улицу - а там играют дети, домохозяйки развешивают белье, целуются влюбленные, спеют яблоки, играет музыка и идет дождь. И все это существует, а приговоренный - уже нет. Ему нет места среди всего этого разнообразия мира. Казнь - уже формальное событие. Потому что он уже выброшен из бытия. Дети, домохозяйки, музыка, яблони, дожди - ничего уже не имеет к нему никакого отношения.  
Я практически всю свою жизнь чувствую себя этим приговоренным. В последние 3 года все значительно усугубилось. В моей реальности нет ничего, за что можно было бы ухватиться. Ни единой шпильки, которой можно было бы открыть замок тюрьмы и сбежать... 
manul_autist: (Default)
 Собственно, кардинальное различие лежит в области страдания. 
Если Бог есть абсолютное добро, то Он не сотворил зло, ад, ложь, болезнь и смерть. По мнению мусульман, сотворил. Но того, кто это сотворил, нельзя любить - его можно только бояться. И лебезить перед ним, чтоб не попасться под горячую руку.

Если Бог не сотворил страдание, но спокойно смотрит на то, как люди ползают по уши в самом горьком отчаяньи - это просто вселенский садист, которого тоже любить нельзя. Тоже - бояться и лебезить.

Вопрос любви к Богу лежит там же, где лежит вопрос любви Бога к человеку.
Как писали мудрые люди, единственное оправдание для Бога в глазах человека - это Крест Христов. То, что Он сошел и разделил с нами наши беды и болезни. Вплоть до богооставленности, до страшной смерти. Это единственная причина, по которой человек может простить Бога и возлюбить Его.

Книга Иова имеет смысл и глубину только тогда, когда издана вместе с Евангелием.
manul_autist: (Default)
 после общения с некоторыми людьми на околорелигиозные темы у меня складывается странное ощущение. Что современный человек выбирает себе Бога точно по таким же принципам, как арбуз на рынке. Обстукивает, обмеривает, взвешивает, надрезает кожуру и вынимает кусочки. На зуб, на нюх, хвостик зеленый или сухой... Елки зеленые! Люди, но Бог ведь не арбуз, правда?
manul_autist: (Default)
Неожиданно нашла фотографии из санатория "Репино", где отдыхала в июле. Почему-то я посчитала их потерянными и вдруг обнаружила в собственном ноутбуке, прямо на рабочем столе :)  Итак, это историческое место в Ленинградской области, бывшая финская территория (раньше местечко называлось Куоккала). Там была дача у семьи Чуковских, там до конца своих дней жил и работал Илья Ефимович Репин. Ныне в его доме - музей-усадьба, в парке которого он и похоронен. Местность переименована в его честь. 

По этому берегу, например, десятки километров наматывал юный Маяковский. И вообще много кто еще.
берег Финского залива

Пляж санатория "Репино" и сам корпус санатория: санаторий Репино

Вообще там очень красиво
 сосны на берегу

усадьба Ильи Репина:
усадьба Репина

парк в усадьбе Репина:
парк Репина
manul_autist: (Default)
Давно обещала уже выложить новенькие картины.
Все нарисованы в течение последнего месяца.







 Две первые под условным названием "Сердце". Третья пока без названия. Но мне лично ужасно нравится :)
 
manul_autist: (Default)
 Виктора Цоя нет с нами уже 21 год. На Богословском ничего не меняется. Цветы, люди, свечи, песни. И отвратитальные пьянчужки, и семейные пары с младенцами. И одухотворенные подростки, и седые дядьки в черных футболках... 
Эх. Все равно не смогу рассказать об этом так, чтобы вы почувствовали то, что чувствую я. Просто - любовь.



У меня было три дня. И я, конечно же, ничего не успела из того, что хотела сделать.
Еле живая приползла сегодня на работу прямо с поезда. Пытаюсь не заснуть на лету :)

Увидела, наверное, тыщу знакомых-друзей-приятелей, 3 часа подряд играла и пела (после полугодового перерыва, когда вообще не могла взять гитару в руки), вследствие чего до сих пор страдаю "мышечным похмельем". Лезла из кожи вон, чтоб никого не обидеть, но все равно получилось очень скомканно и сумбурно. Было дикое количество желающих со мной пообщаться. Особенно в свете того, что меня раз в год показывают по телевизору (а в этом году вышла премьера "Иглы-Ремикс" в "Закрытом показе и все его смотрели). И обязательно находится некоторое количество народу, который подходит, протягивает руку и говорит: "А я вас по телевизору видел!" С намерением поговорить, подискутировать, попеть песен. 
Наверное, несколько человек на меня обиделись. И я прошу прощения! Но меня на всех не хватило. К концу вчерашнего дня я позорно дезертировала от всех - просто сбежала к Спасу-на-Крови и дышала воздухом в Михайловском саду. Выпотрошенный такой Олик. :) Тупой и безмолвный :) Перегрузка получилась кошмарная. Рановато мне пока такие масштабы осваивать. Буду теперь восстанавливаться...

В час ночи доползла до поезда (реально, еле-еле доползла), залезла на свою верхнюю полку и мгновенно выключилась. 
Как же мучительно уезжать из Питера, люди! 
manul_autist: (Default)
 Знаете, до меня вдруг опять дошло кое-что. Ну, как всегда, как до жирафа - на седьмые сутки :)
Давайте я вам опять расскажу, что я поняла, а вы опять потерпите, хорошо? :)

Так сложилась наша поганая реальность, что люди могут простить тебе что угодно - 100 любовников, кражу из супермаркета и даже убийство какого-нибудь козла, лезшего на рожон. Люди простят тебе вранье, притворство, подхалимство, хитрость и изворотливость. И даже эгоизм. Но никто никогда не простит тебе одного: слабости и беззащитности. И того, что ты способен честно констатировать свою слабость и беззащитность. 
Любой, кто осмелится это честно признать, обречен. Его обвинят Бог знает в чем, его возненавидят, его в конце концов сожрут вместе с ботинками. Уничтожат. В нашем поганом мире нельзя быть слабым. Все, чему учит наша реальность - это отращивать когти и зубы, 6-дюймовую броню и автономное самообеспечение. 2-метровый забор под напряжением, локаторы, автоматчики по углам. Зона. Спору нет, безопасная. Но зона. В которой главенствует Страх. Перед болью, перед Богом, перед людьми. Перед всем вообще.

И что делает Бог? С модной сейчас точки зрения, Он делает идиотскую глупость. 
Он приходит в мир не бряцая оружием, не со спецэффектами "Аватара", не как Бэтмен - уверенный, благополучный, сильный и такой весь из себя крутой и правильный супермен.
Он приходит к молоденькой девушке в какой-то захолустной дыре, доверяется целиком Ее сердцу и становится маленьким ребенком. Совершенно беззащитным и слабым. Неспособным не то что постоять за Себя - неспособным ни говорить, ни поменять нижнее белье, ни добыть пищу, ни найти себе теплый безопасный ночлег. Обычным младенцем, полностью зависимым от доброты других. Рождается хрен знает в каких условиях, потому что далеко не все добрые. Потом его родители хватают ноги в руки и чудом умудряются уцелеть после бойни вифлеемских младенцев. Где-то скитаются, как-то выживают. А Он терпит все эти лишения вместе с ними, целиком отдаваясь в их руки. И вполне мог бы погибнуть, будь Иосиф чуток глупее или циничнее, допусти Иосиф хоть малейшую оплошность.
Слабый обычный человек. Не слишком успешный, совсем не богатый. Явно не из сильных мира сего.
И до конца Своих дней Он остается на стороне слабых и беззащитных. Благополучные и уверенные в себе люди вызывают у Него вспышки негодования и гнева. А к толпам нуждающихся Он шел и отдавал себя до капли. Калечных, убогих, уродливых, зачастую невоспитанных, крикливых и отвратительных существ, требующих исцеления. 90% из которых даже "спасибо" забывали говорить. А Он шел. И отдавал. И исцелял, кормил, утешал. До изнеможения.
Он вообще вел себя как человек, который нуждается в ответной любви. Учеников, исцеляемых Им людей, Бога-Отца, друзей и соратников. Он плакал над мертвым Лазарем, будучи в состоянии его воскресить. Он с печалью провожал 9 исцеленных от проказы, когда они забыли сказать "спасибо" и с радостью услышал слова благодарности от одного, который вернулся. Он в тяжелейшую минуту умолял самых близких друзей побыть с Ним в Гефсимании и упрекал их за сонливость. Он, в конце концов, плакал от ужаса при мысли, что Его любовь никогда не станет взаимной для очень многих благополучных людей, которые из-за своего благополучия пропадут навеки.
Он призывал "следуй за Мной" и предупреждал, что следовать придется "даже до смерти". И множество народу сбежало после этого. Брать умели - жертвовать нет.

И - никакой автономности своего "я". Никакой независимости. Простые человеческие чувства - дружба, нежность, любовь, боль потери и радость встречи. И нужда в дружеской поддержке, и страдание от предательства. Обычный человек, не из сильных мира сего.  

Все Евангелие вообще говорит об этом почти всеми своими строками.
Истинная жестокость - быть сильным и не позволять другим быть слабыми и беззащитными. И можно сколько угодно прикрывать собственное жестокосердие модной сейчас демагогией про "энергетический вампиризм", "психологический шантаж" и т.п., но факт останется фактом: Христос не тёр про "паразитизм и вампиризм" - Он шел и отдавал безо всякого трёпа. И жаждал ответа.
Собственно, если говорить про вампиризм и паразитизм на других, то нужно уходить из христианства, хлопнув дверью. Потому что в конечном счете, каждый христианин - это паразит на Теле Христа. Потому что питается Им, Им живет и только Им спасается. И вампир, к тому же. Потому что Кровь Его тоже пьет. И ничего поделать с этим не может.

Сердцевина христианства - в жертве. В том, чтобы позволить нуждающимся питаться от твоей силы, когда ты силен. Плакать с плачущими. Разделять хлеб с голодными. Быть в эпицентре страдания с тем, кто попал в беду. Насыщать своей силой слабых. Помогать тем, кто просит о помощи. Тратить себя на тех, кто опустошен и раздавлен, кто слаб и измучен. Кто беззащитен и изранен. Простая жертва, без демагогии про вампиров. Выйти из своего уютного "эго" и отдать себя. Как это сделал Иисус.

Бог с Креста взывает о ВЗАИМНОЙ любви. И ни о чем другом. 
Крест - это крик Бога к человеку "Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!".
Бог, отдавая Свою любовь, Свою Кровь и Свою жизнь, взывает об ответной любви. Эта взаимность - единственный шанс спастись. Других путей нет.
manul_autist: (Default)
 Снова рождено дискуссией.

Есть такая общераспространенная точка зрения, что наше оплакивание покойных - это плач, прежде всего, по самим себе. И с одной стороны, это не лишено смысла. Но с другой стороны - так ли это?
До меня вдруг дошло, что меня раздражает в этой формулировке.
С теми, кого любишь и кто любил тебя, невозможно четко провести границу, где я, а где другой человек. Потому что появляется общность, единство. Свое личное "я" лишается значительной доли автономности и появляется прекрасное, невероятное и радостное "мы". В любом типе отношений - друзей, братьев по вере, возлюбленных, родителей и детей, учителей и учеников. И чем глубже и плодотворнее эти отношения, тем значительнее становится "мы" и тем меньше важность твоей автономности, автономности личного "я". Любовь - любая, какая угодно, только настоящая - это всегда соединение, переплетение корнями и ветками, слияние. А "и будут двое одна плоть" (это уж точно не про половой акт!) - особенным образом. Любовь не ищет своего, потому что ищет "наше". Общее. Потому что это взаимное движение к соединению, к родству, к общности. Если она не соединяет - она не любовь.

Именно поэтому смерть - это очень страшно. И так больно.
Терять и хоронить родных - ЭТО БОЛЬНО. Это ОЧЕНЬ больно. И никакая теоретическая демагогия про райские кущи эту боль исцелить не может. Потому что смерть - это неправильно, противоестественно и страшно. Потому что расставаться навсегда - невозможно. Потому что дыра, которая образуется в груди после ухода родного человека, никогда ничем не заполняется. И она болит.
И момент горя, острого и тяжкого страдания никакими рассказами про рай не уменьшишь. Человек не по раю плачет, а по тем, кого любит. По потерянному родству, общности, по тому, что не успел сделать и сказать вместе с этим человеком.
 

Степень горя зависит, конечно, от многих причин. Но прежде всего, 
все зависит от степени единства с тем, кого потерял. Если единство было липовое, то и страданий особых по этому поводу не будет. А если любовь была глубокой, обоюдной и сильной, то рана вообще никогда не затянется. Потому что вырвана половина твоего собственного "я", разрушено то единство, в котором вы пребывали с этим человеком. Вся жизнь перевернута вверх дном, выворочена с корнями. Все разворочено, нарушено, руки хватают пустоту и ничто не может заполнить то черное пустое пространство, которое еще недавно было радостным и плодотворным "мы".
Из этого очень трудно выйти. Очень трудно снова обретать автономность от того, кого так любил и кого потерял. Трудно принять опустошенную реальность. Трудно принять себя автономного после того, как узнал радость обоюдной отдачи друг другу, родства душ, взаимодополнения и взаимопонимания...

Я не люблю благочестивых разговоров о страдании. Потому что знаю, что такое боль. И смерть. И страшное разрывание переплетенных корней и веток... 
manul_autist: (Default)
 <...> Волны тоски — от подростковой депрессии  до старческой — сопровождают мужчину на всем протяжении жизни, если, конечно, у него есть хоть какое-то подобие души, а не просто член на колесиках.

И каждый из нас борется с этим в одиночку. Для начала отрицанием того, что тебе бывает плохо как бы без причины. Но отрицание и попытка скрыть все внутри с каждым годом только ухудшает положение.

Я не собираюсь излагать психоаналитические теории и выступать адептом Зигмунда Яковлевича, я говорю только за себя. Я точно знаю: все потери в жизни никуда не уходят — они накапливаются. Потеря отца. Потеря юности. Потеря себя. Потеря друзей. Потеря женщин. Потеря работы. Потеря того, потеря сего. Непережитое, неосознанное, не «отработанное», не отгореванное — оно ложится грузом на психике. И в какой-то момент боль становится настолько велика, что хочется причинить себе физическую боль, лишь бы заглушить внутреннюю. Я вижу, как мои коллеги-мужчины мечутся по жизни в попытке снять эту боль. <...>
Ну, в общем годам к сорока девяти мне стало совсем дурно. Мне показалось, что жизнь закончилась, а те угли ее, которые тлели еще внутри, жгли так, что хотелось резать руки ножом для резки бумаги. Кстати, это помогает, но тоже, как и алкоголь, ненадолго.

Однако мужская психологическая защита говорит: «У тебя все нормально. У тебя все нормально. И т. д.». Тот же процесс происходит в русском обществе — тотальное отрицание реальности. Жизнь в мифах. Это путь в никуда.
За это время я уже пытался разговаривать со знакомыми психологами-гештальтистами. Но стабильной работы не получилось (нельзя работать со знакомыми). И, следовательно, результатов — тоже. Поэтому пришлось идти на классический психоанализ. <...>
Я остался в изоляции, которая тем временем стала резонировать с основной идеей: как научиться опираться только на себя. Причем внутренне, а не внешне. Потому что по жизни получается, что все вокруг опираются только на меня: я основной зарабатывальщик денег и всё по большому счету куплено мной — крыши  над головой, колеса и т. д. и т. п. — только потому, что я пашу как подорванный, невзирая на депрессии и тихое схождение с ума.
Вообще-то все это уже давным-давно описано в психоаналитической литературе: когда человек решает заняться наконец своим внутренним миром и навести в нем порядок или хотя бы понять, что происходит, то окружающие, если они не принимают нового отношения к существованию, воспринимают все в штыки. И семьи рушатся окончательно. Промолчал только сын. Но он судмедэксперт. Не путать с патологоанатомом.
Полностью ЗДЕСЬ

Знаете, очень редко встречаются мужчины, способные на такую меру внутренней честности. Признать слабости, страхи, больные места и раны, провалы и бессилие мужчина почему-то не может. Некоторые не могут даже позволить себе плакать, даже если умер их близкий человек и слезы - единственный выход для сумасшедшей боли. Все "держатся", улыбаются друг другу, отмахиваются. Чтоб потом или в запой, или на машине гонять под 200 км/ч, или в работу до обморочной одури. Но просто сесть и высказать все вслух, признать реальность как реальность - нет, невозможно.
Да, собственно, и женщины встречаются такие же. Хотя реже. 
manul_autist: (Default)
 Уже довольно длительное время идет разговор о том, что в борьбе с депрессией очень важна физическая активность. Она имеет даже больший эффект для восстановления работы мозга, чем антидепрессанты. И этой возможностью пренебрегать не стоит. Только вот проблема. Когда у человека настоящая, довольно глубокая депрессия, просто встать и что-то сделать неимоверно тяжело. Нет мотивации даже причесаться, одеться, поесть, не говоря уж о том, чтобы выйти на беговую дорожку и пробежать пару километров. Не от того, что люди в депрессии не могут взять себя в руки, как полагают некоторые, а потому, что болезнь такая. Она поражает мотивационные механизмы. Но тем не менее понемногу, потихоньку нужно таки начинать двигаться, расширять свой двигательный рацион.

Как это можно сделать: Read more... )

Взято ЗДЕСЬ.

От себя скажу: все правда. Сдвинуть себя с места в таком состоянии не-воз-мож-но. Даже встать и утром почистить зубы, причесаться, заправить постель - нереально тяжело. О том, какие подвиги лично я вынуждена совершать, когда накатывает очередная острая фаза, а нужно идти на работу, я даже рассказывать не буду. 
Вот, кстати, один из моих личных симптомов при достигнутом некотором равновесии никак не хочет меня покидать: мне делается плохо в метро. Езжу на работу далеко, 1,5 часа. Из них 40 минут в метро. Если не беру с собой отвлекающие погремушки - ноутбук с видеофильмом, плеер в уши, на крайняк книжку или журнал - наступает капут. К пункту прибытия я подъезжаю уже в полностью расстроенных эмоциях, слезы из глаз, душевная боль и ужасная тоска. Причем, накатывать начинает сразу же, как только я выхожу с работы и направляюсь к станции. Вовремя включенная погремушка отвлекает и купирует приступ в зародыше. А невключенная... В общем, печально. Самое интересное - я не могу понять, почему такая реакция именно на метро. Почему так мгновенно все сползает, стоит двинуться по направлению к метрополитену. А вот, заклинило. Езжу, как идиотка, с погремушками.
manul_autist: (Default)
После отпуска, проведенного на заливе, мне стало немного легче.

Альбом: видео


Не то, чтобы вдруг обнаружилась способность радоваться, жить и общаться с людьми в свое удовольствие - нет. Но постоянное "давление" изнутри стала меньше. Острая боль возвращается реже и с меньшей интенсивностью. Тупая боль не ушла насовсем, но стала весить намного меньше того стотонного камня, которым она была раньше. Есть некоторое подобие равновесия, есть некоторая способность дышать, воспринимать окружающий мир.

Самая важная задача в такой ситуации, по крайней мере для меня - это сохранить завоеванное равновесие и попытаться в нем укрепиться. А для этого (и врач мне об этом тоже говорил) нужно вести себя так, чтобы не раскачивать ситуацию. Причем, важно то, что нельзя раскачивать ни в положительную, ни в отрицательную стороны. Любые эмоциональные взлеты, любого наполнения, грозят новыми "качелями". Т.е. активный образ жизни, обилие положительных эмоций, общения и перемен пока противопоказан. Точно также, как любые острые отрицательные переживания. Надо сидеть ровно и тихо. И копить "подкожный жир". Чтоб когда грянут морозы, уже было что ему противопоставить.

Собственно, этим я и пытаюсь заниматься. На выходных рисую (надо будет выложить новые свои работы), смотрю телевизор, читаю. Живые люди в живом общении пока вызывают стойкий страх. Пока тяжело. Но не все же сразу, правильно?

January 2012

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios